«Я был связистом на войне…»


Звучит строкой стихотворения. Известного, часто цитируемого – такого, как, например, баллада о Василии Тёркине.

«Я был связистом на войне…»
Действительно, это строка из стихотворения, принадлежащего перу Анны Васильевой и входящего в книгу "Рассвет в подарок", посвящённой 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. А еще – это название выставки, открытой 14 июля в Мемориально-историческом музее Волгограда при поддержке Волгоградского регионального отделения Российского военно-исторического общества.
Немногим больше месяца прошло с момента открытия выставки, чуть утих оживленный интерес – тут то я и осуществила задуманный еще в день открытия выставки поход.



В музей всех желающих приглашает информационное объявление. Справедливости ради следует сказать, что более всего внимания к нему проявляют расположившиеся у ограды в ожидании автобуса граждане. Не удержалась, понаблюдала немного – делятся между собой мыслями о том, что «надо бы сходить следующий раз». Ну что ж, пожелаю этим планам воплощения – не зря ж Николай Васильевич Гоголь в свое время подметил, что «…русского человека надо благодарить хотя бы за намерения».





Несмотря на то, что выставка умудряется уместиться в небольшом зале музея, ее экспонаты рассказывают о развитии средств связи с глубочайших времен до наших дней. И этот рассказ можно проследить через призму военного дела – например, многие знают о неоценимой роли гонцов, но о системе использования древнегреческого факельного телеграфа, использовавшегося во втором веке до нашей эры, я лично узнала впервые. Оказывается, 24 буквы греческого алфавита были размещены в пять строк и на двух башнях при помощи факелов можно было показать, какая именно буква передается. Долго, да, но – быстрее бегущего человека во много раз!




Впрочем, при необходимости передать приказ или сведения о дислокации войск гонцы оставались незаменимыми. Об этом рассказывает посетителям, например, «Памятно-справочно-полевая книжка» ординарца: на стенде приведено описание «летучей почты» - системы постов с посыльными, по цепочке передававшими пакет с важными сведениями.



Время шло. Наука развивалась. В середине XIX века появляется наиболее известный и самый распространенный телеграф – аппарат Самуэля Морзе.
Точка-тире-точка… «Юстас – Алексу». Помните? И я помню. И настоящий аппарат Морзе в полуметре от меня. Кстати, вся аппаратура, которая представлена на выставке – подлинная. И про каждый экспонат научный сотрудник музея Евгений Литвиненко с удовольствием рассказывает не только о предназначении, об основных технико-тактических характеристиках, но и интереснейшие, «живые» подробности. Военно-полевой телефон ТАИ-43, американский полевой телефон ИАА-44, радиостанция модернизированная батальонная РБ-М – все эти названия перестают быть только лишь названиями техники и становятся… почти что именами.





Каждый экспонат – уникален. Мне особенно запомнились два.




Через эту радиостанцию партизанских отрядов РПО-1 под руками радиста Михаила Феофанова в пылающем от немецкого огня Сталинграде прошли строки Василия Гроссмана, что сейчас выбиты на мемориале Мамаева кургана - «Железный ветер бил им в лицо, а они все шли и шли вперед, и снова чувство суеверного страха охватывало противника: люди ли шли в атаку, смертны ли они?..»





А эта радиостанция – более современный экспонат, прошедший афганскую войну 1979-1989 гг. Она настоящая спасительница, по крайней мере, одной человеческой жизни. Корпус радиостанции пробит пулей, предназначавшейся ее хозяину – радисту, несшему станцию на спине. На корпусе остался надписанный над пробоиной калибр пули – 7,62.
Большое внимание уделено подлинной документации, рассказывающей о подвигах связистов в годы Великой отечественной войны – о Матвее Путилове, зубами сжавшего концы оборванного провода и ценой собственной жизни восстановившего связь, о связистах станции радиосвязи с позывным «Ролик» обеспечивавших связь со штабом армии в том месте, где сейчас расположен мемориальный комплекс «Остров Людникова».
Некоторые предметы экспозиции рассказывают не только о подвигах военных связистов, но и о совершенно «земных» мелочах и подробностях, составлявших ежедневный быт. Таким предметом, к примеру, является саше телефонистки зенитно-артиллерийского полка, сшитое из немецкой шинели и расшитое цветными нитками.




Но не только об истории наземной связи рассказывает экспозиция. Отдельной главой – связь морская, и ее история не менее интересна: от сигнальных флажков до внутрикорабельных переговорных труб из фондов музея Детского морского центра имени Николая Вилкова, которые смотрятся завораживающе и незнакомо, но от того не менее внушительно. Каждая из таких труб – это связь с отдельной секцией корабля – с машинным отделением, рулевыми, радиоточкой.
Если честно, с трудом поборола желание подойти и наклониться поближе, отдать приказ невидимой команде. Хочется все-таки иногда почувствовать себя капитаном! Например, круизного лайнера… Люблю мечтать.




Отдельно хочу упомянуть про совершенно фантастическое оформление выставки. Я уже говорила, что она занимает очень небольшой зал музея – и при том вмещает в себя историю средств связи от древнейших времен до современности. Конечно, при таком обилии информации очень сложно создать единую композицию, в которой гармонично сочетались бы исторические документы, фотографии и подлинные предметы-свидетели военных лет разных эпох. Но в данном случае организаторам выставки это удалось – все предметы смотрятся очень органично, все они – «на своих местах», кажется, убери один – и будет нарушена вся структура…
…Натянуты через комнату провода. Над посетителями ожидающе и немного мрачно застыл репродуктор. Черно-белые фотографии, местами оборванные, местами пожженные, слегка подсвеченные алыми бликами, застыли мозаикой времени. А под самым потолком, витком истории, устремленным в будущее, - макет космического спутника. Но это, наверное, будет совсем другая история…


Tags:

Recent Posts from This Journal